У истоков психотерапии

Ирина Федорус

По­яв­ле­ние и раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии в ее совре­мен­ном мно­го­об­ра­зии свя­за­но с изу­че­ни­ем ис­те­рии.

На­до ска­зать, что упо­треб­ле­ние это­го сло­ва в обыч­ной раз­го­вор­ной ре­чи и упо­треб­ле­ние это­го сло­ва как пси­хи­ат­ри­че­ско­го тер­ми­на (ди­а­гно­за) име­ют су­ще­ствен­ные раз­ли­чия. В бы­ту мы ис­поль­зу­ем та­кие сло­ва как, на­при­мер, «ис­те­ри­ка» или «ис­те­рить», в тех слу­ча­ях, ко­гда ви­дим агрес­сив­но-эмо­цио­наль­ное по­ве­де­ние или про­сто яр­ко эмо­цио­наль­ное по­ве­де­ние.

В совре­мен­ной пси­хи­ат­рии ди­а­гно­за «ис­те­рия» - нет, но та­кой ди­а­гноз был крайне по­пуля­рен в ме­ди­цине кон­ца XIX — на­ча­ла XX ве­ка. То­гда к про­яв­ле­ни­ям ис­те­рии от­но­си­ли де­мон­стра­тив­ные эмо­цио­наль­ные ре­ак­ции (слё­зы, смех, кри­ки), су­до­ро­ги, па­ра­ли­чи, по­те­рю чув­стви­тель­но­сти, глу­хо­ту, сле­по­ту, по­мра­че­ния со­зна­ния и дру­гое.

Фран­цуз­ский врач-пси­хи­атр Жан-Мар­те́н Шар­ко́ , изу­чав­ший ис­те­рию в кон­це XIX ве­ка об­ра­тил вни­ма­ние на то, что его па­ци­ент­ки ча­сто стра­да­ли, на при­мер, па­ра­ли­ча­ми ко­неч­но­стей или сле­по­той, не имея при этом ха­рак­тер­ных в та­ких слу­ча­ях ор­га­ни­че­ских на­ру­ше­ний. Ины­ми сло­ва­ми, Шар­ко об­на­ру­жил бо­лез­ни, ко­то­рые вы­гля­дят как со­ма­ти­че­ские, но не име­ют под со­бой физио­ло­ги­че­ских и струк­тур­ных из­ме­не­ний в ор­га­низ­ме, ко­то­рые мож­но бы­ло бы ожи­дать.

Шар­ко пред­по­ло­жил, что боль­ные ис­те­ри­ей име­ют очень вы­со­кую вну­ша­е­мость, т.е. жи­вут так, как буд­то все вре­мя на­хо­дят­ся в со­сто­я­нии гип­но­за. Это де­ла­ет их чрез­вы­чай­но чув­стви­тель­ны­ми к внеш­ним воз­дей­стви­ям, и та­кая чув­стви­тель­ность вле­чет за со­бой ис­те­рию.

Для до­ка­за­тель­ства это­го пред­по­ло­же­ния на пуб­лич­ных лек­ци­ях по пси­хо­па­то­ло­гии Шар­ко вво­дил сво­их ис­пы­ту­е­мых в со­сто­я­ние гип­но­за и вну­шал им, что они стра­да­ют па­ра­ли­чом той или иной ча­сти те­ла. По­сле вы­хо­да из гип­но­ти­че­ско­го со­сто­я­ния ис­пы­ту­е­мые дей­стви­тель­но ока­зы­ва­лись па­ра­ли­зо­ван­ны­ми. Так же с по­мо­щью гип­но­за Шар­ко воз­вра­щал их в обыч­ное, здо­ро­вое со­сто­я­ние.

В 1899 го­ду бы­ла опуб­ли­ко­ва­на его кни­га «Ис­це­ля­ю­щая ве­ра». В ней го­во­рит­ся о ре­ша­ю­щей ро­ли вну­ше­ния(ве­ры) в про­ис­хож­де­нии и ле­че­нии симп­то­мов ис­те­рии. Все «чу­дес­ные ис­це­ле­ния» со­ма­ти­че­ских за­боле­ва­ний с по­мо­щью свя­тых, их мо­щей, икон и т. п. Шар­ко объ­яс­ня­ет тем же ме­ха­низ­мом, ко­то­рый он де­мон­стри­ро­вал в сво­их экс­пе­ри­мен­тах на пуб­лич­ных лек­ци­ях.

Ж.М. Шар­ко ока­зал огром­ное вли­я­ние и на ос­но­во­по­лож­ни­ка пси­хо­ана­ли­за Зиг­мун­да Фрей­да. З. Фрейд в 1885 го­ду про­хо­дил ста­жи­ров­ку в кли­ни­ке Ж. М. Шар­ко. Еще рань­ше З.Фрейд по­зна­ко­мил­ся с вра­чом Йо­зе­фом Брей­е­ром, ко­то­рый ис­поль­зо­вал «ка­тар­ти­че­ский ме­тод» (от сло­ва ка­тар­сис) для ле­че­ния нев­ро­зов. З.Фрей­да и Й. Брей­е­ра свя­зы­ва­ли дру­же­ские от­но­ше­ния и неко­то­рое вре­мя они ра­бо­та­ли сов­мест­но. Их па­ци­ен­та­ми бы­ли жен­щи­ны, стра­дав­шие ис­те­ри­ей. Бо­лезнь про­яв­ля­лась в раз­лич­ных симп­то­мах — стра­хах (фо­би­ях), по­те­ре чув­стви­тель­но­сти, от­вра­ще­нии к пи­ще, раз­дво­е­нии лич­но­сти, гал­лю­ци­на­ци­ях, спаз­мах и др. Ис­поль­зуя неглу­бо­кий гип­ноз, Й.Брей­ер и З.Фрейд про­си­ли сво­их па­ци­ен­ток рас­ска­зы­вать о со­бы­ти­ях, ко­то­рые со­про­вож­да­ли по­яв­ле­ние симп­то­мов бо­лез­ни. Вы­яс­ни­лось, что, ес­ли боль­ным уда­ва­лось вспом­нить об этих со­бы­ти­ях и „вы­го­во­рить­ся “, то симп­то­мы ис­че­за­ли (как ми­ни­мум, на неко­то­рое вре­мя). Гип­ноз ослаб­лял кон­троль со­зна­ния, а это об­лег­ча­ло па­ци­ен­ту „из­лить ду­шу“ в рас­ска­зе о недо­ступ­ных в бодр­ству­ю­щем со­сто­я­нии пе­ре­жи­ва­ни­ях.

Та­ким об­ра­зом бы­ла об­на­ру­же­на связь меж­ду симп­то­мом бо­лез­ни и ду­шев­ны­ми пе­ре­жи­ва­ни­я­ми по по­во­ду ре­аль­ных, но за­бы­тых со­бы­тий.

Огра­ни­че­ни­ем это­го ме­то­да ока­за­лось то, что гип­но­зу под­да­ет­ся неболь­шое ко­ли­че­ство па­ци­ен­тов.

В пе­ри­од меж­ду 1892 и 1895 го­да­ми Фрейд на­чал по­ис­ки ино­го спо­со­ба про­ник­нуть в за­бы­тые (вы­тес­нен­ные из па­мя­ти) трав­ма­ти­че­ские пе­ре­жи­ва­ния па­ци­ен­тов.

Ци­та­та из эс­се Лю­дви­га Бёрне: «Пи­ши­те всё, что вы ду­ма­е­те о са­мих се­бе, о ва­ших успе­хах, о ту­рец­кой войне, о Гё­те, об уго­лов­ном про­цес­се и его су­дьях, о ва­ших на­чаль­ни­ках, — и через три дня вы изу­ми­тесь, как мно­го кро­ет­ся в вас со­вер­шен­но но­вых, неве­до­мых вам идей» под­толк­ну­ла Фрей­да к ис­поль­зо­ва­нию все­го мас­си­ва ин­фор­ма­ции, ко­то­рый па­ци­ен­ты со­об­ща­ли о се­бе. Так ро­дил­ся ме­тод сво­бод­ных ас­со­ци­а­ций.

Сво­бод­ные ас­со­ци­а­ции — это вы­ска­зы­ва­ния, ос­но­ван­ные на про­из­воль­ном из­ло­же­нии лю­бых мыс­лей от­но­си­тель­но че­го бы то ни бы­ло. Ме­тод сво­бод­ных ас­со­ци­а­ций за­ме­нил гип­ноз и стал ос­но­вой пси­хо­ана­ли­за.

Та­ким об­ра­зом, изу­че­ние ис­те­рии при­ве­ло З.Фрей­да к от­кры­тию бес­со­зна­тель­но­го как ча­сти пси­хи­ки че­ло­ве­ка, ко­то­рая от­ли­ча­ет­ся от со­зна­ния и по объ­ё­му, и по со­дер­жа­нию, и по прин­ци­пам функ­ци­о­ни­ро­ва­ния.

Со­дер­жа­ние бес­со­зна­тель­но­го стре­мит­ся вер­нуть­ся в со­зна­ние, про­яв­ля­ясь в по­ве­де­нии и в сно­ви­де­ни­ях.

В по­ве­де­нии бес­со­зна­тель­ное про­яв­ля­ет­ся в пе­ре­но­се (сме­ще­нии) усво­ен­ных мо­де­лей вза­и­мо­дей­ствия с од­ним че­ло­ве­ком (как пра­ви­ло это ав­то­ри­тет­ные лю­ди из дет­ства) на вза­и­мо­дей­ствие с дру­ги­ми людь­ми.

Тол­ко­ва­ние сно­ви­де­ний — это рас­кры­тие бес­со­зна­тель­но­го со­дер­жа­ния сна через ана­лиз сво­бод­ных ас­со­ци­а­ций к от­дель­ным его ча­стям.

Та­ким об­ра­зом мы мо­жем ска­зать, что пси­хо­те­ра­пия со вре­мен З.Фрей­да – это тех­но­ло­гия (пси­хо­ло­ги­че­ская прак­ти­ка), пред­на­зна­чен­ная для рас­ши­ре­ния зо­ны со­зна­тель­но кон­тро­ли­ру­е­мо­го по­ве­де­ния.

По­сколь­ку на­ли­чие бес­со­зна­тель­ных пси­хи­че­ских про­цес­сов яв­ля­ет­ся уни­вер­саль­ной ха­рак­те­ри­сти­кой че­ло­ве­че­ской пси­хи­ки, то идеи, ко­то­рые ро­ди­лись в про­цес­се ре­ше­ния чи­сто ме­ди­цин­ских за­дач пе­ре­ко­че­ва­ли и в те об­ла­сти прак­ти­че­ской пси­хо­ло­гии, ко­то­рые да­ле­ки от пси­хо­па­то­ло­гии.

Даль­ней­шее раз­ви­тие пси­хо­те­ра­пии дви­га­лось по несколь­ким век­то­рам од­новре­мен­но, что спо­соб­ство­ва­ло фор­ми­ро­ва­нию боль­шой се­ти раз­ных пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ских школ. Один век­тор – транс­фор­ма­ция тео­ре­ти­че­ских пред­став­ле­ний, раз­ра­бо­тан­ных ор­то­док­саль­ным пси­хо­ана­ли­зом З.Фрей­да. Вто­рой век­тор – со­вер­шен­ство­ва­ние тех­ни­че­ских при­е­мов, ко­то­рые по­мо­га­ли кли­ен­там (па­ци­ен­там) про­ник­нуть в глу­би­ны сво­е­го бес­со­зна­тель­но­го.

 


 

 

 


 
другие статьи Ирины Федорус