Пацанское дело

Владимир Дашевский
Пацанское дело

Ка­кая по сте­пе­ни вес­ко­сти долж­на быть при­чи­на, чтобы мож­но бы­ло от­ка­зать­ся от «па­цан­ско­го де­ла»? Па­цан­ское де­ло – это ко­гда один па­цан про­сит о по­мо­щи дру­го­го в необя­за­тель­ном ме­ро­при­я­тии. Чтобы де­ло бы­ло па­цан­ским, при­чи­на долж­на быть мак­си­маль­но неваж­ной. Пер­вич­на здесь по­мощь од­но­го па­ца­на дру­го­му в его ду­шев­ной тос­ке.

Этот тер­мин мы при­ду­ма­ли с мо­им дру­гом Ста­сом несколь­ко лет на­зад, ко­гда я неко­то­рое вре­мя жил на его кухне по­сле экс­трен­ной эва­ку­а­ции из преды­ду­щей се­мей­ной жиз­ни. То­гда мне по­че­му-то вте­мя­ши­лось в го­ло­ву немед­лен­но по­ме­нять де­ре­вян­ную сто­леш­ни­цу на рас­сох­шем­ся жур­наль­ном сто­ли­ке. Я уго­во­рил Ста­са, он про­гу­лял ра­бо­ту, мы от­пра­ви­лись на клад­би­ще… А где же еще мож­но най­ти сей­час зе­ле­ный мра­мор?

Два слу­жи­те­ля бю­ро ри­ту­аль­ных услуг уса­ди­ли нас в мяг­кие крес­ла, да­ли по ста­ка­ну во­ды и участ­ли­во по­ин­те­ре­со­ва­лись, ка­кой ка­мень мы же­ла­ем по­смот­реть, ну­жен ли бу­дет порт­рет. Мы от­ве­ти­ли: зе­ле­ный и круг­лый, над­пи­сей и порт­ре­тов не бу­дет. По­сле про­дол­жи­тель­но­го за­ме­ша­тель­ства мы объ­яс­ни­ли ис­тин­ную цель на­ших по­ис­ков и по­лу­чи­ли адрес бли­жай­ше­го мра­мор­но­го ди­ле­ра. Имен­но так и по­явил­ся тер­мин «па­цан­ское де­ло».

Но на этой неде­ле я как ни­ко­гда был бли­зок к от­ка­зу. Мой друг Стас по­про­сил по­мочь в по­куп­ке ав­то­мо­би­ля, по­че­му-то в го­ро­де Во­ро­неж. Но чем аб­сурд­нее, тем боль­ше шан­сов на па­цан­с­кость. Бы­ли и объ­ек­тив­ные при­чи­ны. Он со­мне­вал­ся в сво­ем опы­те ди­а­гно­сти­ки бо­лез­ней ма­шин и опа­сал­ся в оди­ноч­ку вез­ти до­воль­но круп­ную сум­му де­нег. Я не уяс­нил всей глу­би­ны во­ро­неж­ско­го за­мыс­ла и чув­ство­вал ка­кой-то под­вох, но не мог его сфор­му­ли­ро­вать. Гла­за Ста­са бы­ли на­пол­не­ны стра­хом и ре­ши­мо­стью, я по­нял, что он не от­сту­пит. В об­щем, ехать мне со­всем не хо­те­лось.

И не то чтобы у ме­ня бы­ло мно­го дел, про­сто я – ле­ни­вый вы­со­ко­мер­ный эго­ист. Я убе­дил се­бя, что об­сто­я­тель­ства непре­одо­ли­мой си­лы тре­бу­ют мо­е­го при­сут­ствия в Москве, ду­мал, что по­езд­ка на ма­шине в Во­ро­неж – это блажь Ста­са, что он сам смо­жет пре­спо­кой­но пе­ре­ве­сти день­ги через банк и до­е­хать на по­ез­де, мне не хо­те­лось ру­лить 1100 км ту­да и об­рат­но, я под­счи­ты­вал убыт­ки, мне ка­за­лось, что без ме­ня здесь пе­ре­станет че­го-то там кру­тить­ся и вер­теть­ся, но да­же се­бе я не мог бы от­ве­тить на во­прос – что? Я не мог при­нять ре­ше­ние, но, на вся­кий слу­чай, ак­ку­рат­но го­то­вил Ста­са к от­ка­зу. Го­во­рил про де­ла, про встре­чи, ло­каль­ный финан­со­вый кри­зис…

Внут­ри бы­ло нелов­ко. А эта нелов­кость для ме­ня – это все­гда зво­нок, ко­гда что-то идет не так, но ты еще не по­ни­ма­ешь что. И, ес­ли за­крыть на это гла­за и про­дол­жить де­лать то, что де­ла­ешь, убе­дить, что все хо­ро­шо, что так и на­до, по­ве­рить в это, с пе­ной у рта до­ка­зы­вать свою «прав­ду», сде­лать то, че­го де­лать не на­до, нелов­кость эта очень быст­ро пре­вра­ща­ет­ся в чув­ство ви­ны, са­мо­оцен­ка па­да­ет, воз­ни­ка­ет раз­дра­же­ние со­бой, оби­да на дру­га, а ес­ли ни­че­го не де­лать – де­прес­сия, сту­пор и кол­лапс. У ме­ня так бы­ва­ло мно­го раз. По­это­му луч­ше вы­трях­нуть ка­мень из баш­ма­ка еще в на­ча­ле вос­хож­де­ния на го­ру, чем сми­рить­ся с его су­ще­ство­ва­ни­ем, пор­тить но­ги се­бе и нер­вы окру­жа­ю­щим.

Хо­ро­шо пом­ню мо­мент, ко­гда при­нял ре­ше­ние.

Я ехал сквозь то­по­ли­ные те­ни по про­се­кам пар­ка Со­коль­ни­ки, бы­ло гра­ду­сов 20. В по­кое, в рав­но­ве­сии с со­бой и ми­ром. В мо­ей го­ло­ве, как вол­шеб­ные чер­ни­ла, про­сту­пил диа­лог, ко­то­рый неопыт­ный пси­хи­атр на­звал бы ши­зо­фре­ни­че­ским.

– Как ты ду­ма­ешь, кто управ­ля­ет тво­ей жиз­нью?

– Кос­мос, судь­ба, Бог, выс­шая си­ла, про­стран­ство, вре­мя, дао... (я и вправ­ду так ду­маю)

– А пря­мо сей­час есть ли у него план на те­бя?

– Ко­неч­но есть…

– Мо­жешь ли ты знать ре­зуль­тат это­го пла­на?

– Нет.

– Мо­жешь ли ты до­пу­стить, что ча­стью это­го пла­на яв­ля­ет­ся, на­при­мер, по­езд­ка в Во­ро­неж?

– Да.

– А есть ли у те­бя хо­тя бы од­на при­чи­на не по­мочь че­ло­ве­ку, ко­то­рый про­сит тво­ей по­мо­щи?

– Нет.

– Вы­вод де­лай сам…

Все ста­ло лег­ко и по­нят­но.

По­ми­мо по­мо­щи дру­гу, пред­сто­я­щая по­езд­ка мгно­вен­но за­свер­ка­ла пер­спек­ти­вой при­клю­че­ния. Я ча­сто за­бы­ваю об этом, ко­гда пла­ни­рую свою жизнь. Воз­ни­ка­ет ил­лю­зия пред­ска­зу­е­мо­сти, па­да­ет ин­те­рес, ста­но­вит­ся скуч­но. Как толь­ко вспо­ми­наю, что я толь­ко на­блю­даю за соб­ствен­ной жиз­нью и пе­ре­даю управ­ле­ние Про­стран­ству, я как буд­то бы впус­каю в свою жизнь воз­мож­ность чу­да, чу­да в лю­бую се­кун­ду. И я не знаю, ка­ким оно бу­дет, но мне очень хо­чет­ся при­нять в нем уча­стие. Да­же под­тря­хи­ва­ет как-то внут­ренне.

Я по­зво­нил Ста­су, на сле­ду­ю­щий день мы бы­ли в Во­ро­не­же, вы­еха­ли ра­но, до­е­ха­ли быст­ро, оку­ну­лись в ат­мо­сфе­ру «стре­лок», «му­ток» и непо­нят­ных схем, по­об­ща­лись с непри­ят­ны­ми ре­бя­та­ми – при­вет из 90-х, нас хо­те­ли «раз­ве­сти», спа­ли на трас­се, гром­ко пе­ли, сме­я­лись, ели в при­до­рож­ных за­бе­га­лов­ках, ве­ли муж­ские раз­го­во­ры (про жен­щин, тач­ки, фут­бол, сча­стье, Бо­га и меч­ты). Успе­ли до за­кры­тия объ­е­хать несколь­ко ав­то­са­ло­нов в Москве, я вы­сту­пил на сто­роне Гер­ма­нии в войне с Ко­ре­ей внут­ри ста­сов­ской го­ло­вы. Мы с нем­ца­ми по­бе­ди­ли. Стас ку­пил хо­ро­шую ма­ши­ну.

Воз­мож­но, мое при­сут­ствие убе­рег­ло Ста­са от непри­ят­но­стей, а мо­жет быть, и нет, но это уже не мое де­ло. Я был там, где был нуж­нее все­го в этот день.

Пер­вая пуб­ли­ка­ция http://www.psychologies.ru/observers/Vladimir-Dashevsliy/_article/paczanskoe-delo/

другие статьи Владимира Дашевского