Курортный роман. Бакланы (эссе)

Наталья Новикова
Курортный роман. Бакланы (эссе)
Неве­ро­ят­но кра­си­вые пти­цы эти ди­кие гу­си. Они тут жи­вут и охо­тят­ся, по­дол­гу ку­ча­ми си­дят на са­мых непри­ступ­ных ска­лах, буд­то ком­па­ния от­ча­ян­ных мо­ло­дых лю­дей, ис­ка­те­лей при­клю­че­ний. Ко­гда уже на­ны­ря­ют­ся вдо­воль, то су­шат кры­лья, и это вы­гля­дит так, буд­то пти­ца пол­но­стью рас­кры­ла се­бе грудь, от­кры­ла тем­ное нут­ро, чтобы впу­стить ту­да солн­це и ве­тер. Ино­гда, они, по­тре­во­жен­ные, сни­ма­ют­ся це­лы­ми ста­я­ми и низ­ко ле­тят над во­дой да­ле­ко в мо­ре. А по­том са­дят­ся тол­пой на во­ду и по­дол­гу ка­ча­ют­ся чер­ны­ми точ­ка­ми на вол­нах, ны­ряя вре­мя от вре­ме­ни. Из­да­ли, с бе­ре­га, ка­жет­ся, что кто-то щед­ро рас­сы­пал се­меч­ки.

Уди­ви­тель­но, что сре­ди лю­дей ба­клан, это обид­ное про­зви­ще, как лох или чу­вак. Очень неспра­вед­ли­вое! Ведь они и вправ­ду бла­го­род­ные, кра­си­вые, ис­кус­ные. Как ни стран­но, сдер­жан­но мол­ча­ли­вые. Не из­да­ют ни­ка­ко­го ди­ко­го кле­ко­та и су­ма­сшед­ше­го шу­ма, как дру­гие пти­цы и их стаи. Они го­го­чут, но со­всем ина­че, чем до­маш­ние гу­си, глу­хо, ме­ло­дич­но, низ­ки­ми ти­хи­ми го­ло­са­ми, та­ки­ми вол­ну­ю­щи­ми ба­ри­то­на­ми.

Ба­кла­ны не пи­щат прон­зи­тель­но, как чай­ки. По­дол­гу сто­ят се­бе строй­ны­ми чер­ны­ми стол­би­ка­ми на кам­нях и вы­гля­дят при этом, как че­ло­ве­че­ские фигур­ки, как плов­цы в гид­ро­ко­стю­мах или, да­же, как стро­гие мо­на­хи. Ес­ли про пти­цу мож­но ска­зать ху­до­ща­вая, строй­ная и спор­тив­ная, это про ба­кла­на. Те­ла их по­хо­жи на си­га­ры, у них неболь­шие уз­кие кры­лья и длин­ные шеи. Ча­ще они тем­но- се­рые, по­чти чер­ные, но ко­гда сры­ва­ют­ся со сво­их на­мо­лен­ных скал тем­ной ту­чей, осо­бен­но кра­си­во это вы­гля­дит с во­ды, ко­гда под­плы­ва­ешь к ним мо­рем, вбли­зи у неко­то­рых мож­но уви­деть бе­лое неж­ное гор­ло или та­кой же без­за­щит­ный бе­лый жи­во­тик.

Эти ба­кла­ны вполне со­вер­шен­ные су­ще­ства и ге­ни­аль­ные бо­жьи ору­дия клас­са воз­дух -во­да-воз­дух. Ка­кое же нуж­но ма­стер­ство и ка­кие со­вер­шен­ные на­вы­ки для то­го, чтобы лег­ко сле­теть со ска­лы, сра­зу ныр­нуть, про­плыть под во­дой, схва­тить ры­бу и, толь­ко по­явив­шись на по­верх­но­сти, немед­лен­но взле­теть. При том ба­клан весь мок­рый - пре­мо­крый, как хлющ, все пе­рыш­ки мок­рю­щие. Как та­ко­му ле­теть? Но ведь ле­та­ют!

Здесь мне при­хо­дит мысль про шме­ля, он та­кой тя­же­лый и во­ло­са­тый, по ла­ты­ни зо­вет­ся bombus, то есть, на са­мом де­ле, яв­ля­ет со­бою неболь­шую бом­бу, ко­то­рая ле­тит и низ­ко, угро­жа­ю­ще гу­дит. Го­во­рят, что его ка­кие-то уче­ные ис­сле­до­ва­ли со всех сто­рон и при­шли к вы­во­ду, что шмель, по всем сво­им свой­ствам, не дол­жен ле­тать. А он се­бе так непло­хо ле­та­ет, то есть, ле­та­ет во­пре­ки за­ко­нам физи­ки. При­мер­но, как ба­клан. Так мо­жет быть, лю­ди еще не все жиз­нен­ные за­ко­ны охва­ти­ли, ка­ких-то су­ще­ствен­ных до сих пор не зна­ют?

Ме­ня удив­ля­ет и вос­хи­ща­ет, как ба­кла­ны на­хо­дят ры­бу в этом сине-зе­ле­ном же­ле, ко­то­рое веч­но ко­лы­шет­ся, то есть в мо­ре, сре­ди кам­ней, рас­те­ний и дру­гой непод­хо­дя­щей жив­но­сти. Этож ка­кие нуж­но иметь гла­за, чтобы че­го-то там уви­деть? Вот лич­но я, ко­гда от­кры­ваю гла­за в во­де, то ни­че­го су­ще­ствен­но­го там не ви­жу, толь­ко неопре­де­лен­ные рас­плыв­ча­тые цвет­ные пят­на, ко­то­рые по­сто­ян­но ме­ня­ют­ся.

Еще бо­лее уди­ви­тель­ным для ме­ня яв­ля­ет­ся то, как этим пти­цам уда­ет­ся на­учить сво­их де­тей, юных ба­кла­нят, по­гру­жать­ся и ны­рять в эту без­гра­нич­ную, мок­рую, хо­лод­ную муть и что – то там ло­вить? Вот где пе­да­го­ги­че­ская сверх­за­да­ча и по­двиг ро­ди­тель­ства, на­учить сво­е­го птен­ца, как имен­но это де­лать, как ны­рять, как взле­тать, что хва­тать, а че­го осте­ре­гать­ся! Как не бро­сать­ся сго­ря­ча на кам­ни или змею вме­сто ры­бы, не гло­тать их? На ка­ком язы­ке, ка­ки­ми зна­ка­ми это пе­ре­дать?

Ши­ро­ко из­вест­ные мор­ские чай­ки ря­дом с ба­кла­на­ми вы­гля­дят, как тя­же­лые и тол­стые крюч­ко­но­сые ду­роч­ки. Крик­ли­вые, се­рые, ле­ни­вые хит­рю­ги, ко­то­рые со­про­вож­да­ют ба­кла­нов и все пы­та­ют­ся украсть у них, пря­мо из клю­вов, пой­ман­ную ры­бу. Ко­неч­но, так зна­чи­тель­но лег­че, чем са­мо­му ны­рять. Но чай­ки, и прав­да, мо­гут хва­тать толь­ко что-то с са­мой по­верх­но­сти, они не уме­ют ны­рять, это им не под си­лу.

Ду­маю, что ба­кла­ны, на­вер­ное, сна­ча­ла учат сво­их де­тей ле­тать, а уже толь­ко по­том ны­рять и по­гру­жать­ся в неиз­вест­ное за до­бы­чей, чтобы про­кор­мить­ся.
другие статьи Натальи Новиковой